Маленькие

Маленькие - самые противные. Я не про возраст,  а про рост. На днях был редчайший случай. Мы, три родных брата , встретились в деревне в доме мамы (это и есть редкость). Впереди выходной у всех, никому на работу не идти. Пожарили шашлык, выпили водки, и оказалось мало. Я сел на велосипед и покатил в магазин. Время уже было восемь вечера - темно было. Но дорогу хорошо видно. Когда ехал обратно, было уж совсем темно. Видно было только светлое полотно дороги, больше ничего, по краям темень. Вдруг откуда-то вывернулась собака. Она бежала рядом, норовила ухватить меня за ногу. До этого тоже были собаки. Но те так, подбегут, полают и убегут. Эта же была какая-то остервенелая. Бежала за мной, никак не отставала. А сама из тех, что, глядя на них, не поймешь - как она сама еще, сука, под собственным весом не переломилась. Не то собака, не то крыса. Хотел отбросить проклятую тварь ногой и буквально на секунду отвлекся от дороги. В итоге въехал в песок, перелетел через руль. Чуть левый глаз не выбил, отделался глубокой ссадиной. Лежа, швырнул два крупных камня в ее сторону, не попал. А так желание было на куски порвать

Помню, дело было в пятом классе, кажется, я учился. Был урок физкультуры. А с нами занимался еще третий класс. Спортзал делили пополам и каждый класс на своей стороне занимался. Бегали, там, кувыркались. В конце урока нас объединяли и мы играли в какую-нибудь игру с мячом вместе. Чаще всего в "ручной мяч" - что-то вроде гандбола, только по упрощенным правилам. И был там в этом третьем классе такой паренек бойкий. Так получилось, что мы оказались в разных командах и что-то там во время игры повздорили. Потом, когда мы уже переодевались в раздевалке, я отвесил ему пинка. Ну, чтоб знал. Вдруг он дал мне сдачи. Естесственно, я тут же обрушился на него, но он не сдавался! Каждый раз, когда я отбрасывал его ударами, он поднимался и кидался на меня. Силы были не равны. К пятому классу у меня уже был разряд по борьбе и большой опыт в драках. Но с таким я столкнулся впервые. Он ни разу даже не ударил меня, но кидался и кидался на меня, попадая под град ударов. Не было никакой возможности отбиться от этого разьяренного существа. Он был намного слабее, но и на столько же он был смелее и яростнее. Не помню, как нас разняли, кажется, это были учителя. Был резонанс, вызов родителей и прочее. Вот такие они, маленькие
promo serjj june 21, 2013 18:40 24
Buy for 20 tokens
Народ, кто пользует Instagram, заходите в гости. Моя страничка http://instagram.com/trofim1979# Давайте дружить везде!

Площадь Ленина

Сейчас это Соборная площадь. На фото автомобили участников Съезда руководящих работников сельского хозяйства. Снимок сделан с колокольни Христорождественнского собора (в те годы - Липецкий областной краеведческий музей)

Природа и мы

Вот гуляет по интернету фотография белой медведицы-доходяги. Она повредила ногу и не может охотиться на свою добычу - тюленей. Она страшно исхудала и вот-вот сдохнет.  В обсуждении этой фотографии почти все высказались в том духе, что надо было не снимать, а ловить ее, как-то спасать. А я взял и брякнул о том, что нечего ее спасать. Природа сама знает, кому жить, кому погибать, она умнее нас, нечего вмешиваться в этот процесс. И мне тут же начали возражать. А если природа решит, что пора тебе помереть и заболеешь ты смертельно опасной болезнью, так нечего тебя лечить? Типа ничего страшного, природа сама знает? А я вот прямо сейчас смотрю Animal planet, там такая трагедия! Буйволица увязла в грязной жиже и не может выбраться. Стоит, мычит так жалобно... Подошла стая гиен и начала ее есть заживо. Отрывают от ляжек куски и омерзительно так чавкают, пережевывая. Буйволица уже не мычит, а воет, ревет от боли и ужаса. У нее есть, наверное, теленок, который теперь наверняка погибнет без матери. Все это снимает беспристрастная камера. А чтобы этим операторам не выйти, не шугануть этих гиен? Ну что за звери такое снимают, а?

Дочь

Играет сейчас в песочнице, а я сижу, на нее смотрю. Перед этим раскопал ей песок. Сухой сверху отгреб, докопался до мокрого, разрыхлил его, чтоб могла она свои формочки набивать. А перед этим она лазила на эти уродливые и опасные стальные лестницы, на которые еще я лазил, когда маленький был. Заберется, повиснет, а я страхую, поддерживаю. Ей весело, детство не знает страха. Не боится упасть, ушибиться, сломать чего-нибудь. Она чувствует поддержку. Большие сильные руки всегда поймают вовремя, поддержат, не дадут упасть. И я с ней вместе веселюсь. Так здорово, так хорошо, обо всем забываешь. Но все равно, держишь в руках это хрупкое тельце и думаешь - вот бы так  все и осталось. Чтобы всегда я был рядом, чтобы поддержать, помочь, поймать в нужный момент. Но пройдет пятнадцать, может, десять лет.  Где я буду через эти годы и какой я буду? И буду ли вообще? А она ведь вырастет, и я буду ей нужен так же, как нужен сейчас, когда я ловлю ее, смеющуюся, падающую  с лестницы мне на руки. 

Ну а почему бы и нет?

«Международная космическая станция — место замечательное и уникальное. Это для нас дом. Компоненты, собранные в разных местах планеты, и международные экипажи действуют как единый организм. Когда мы парили вместе в невесомости, то иногда рассуждали, как бы мы могли решать проблемы планеты. Я убеждена, что так же эффективно, как на международной станции, этом шедевре инженерной мысли и культурном феномене, мы могли бы работать и на Земле. Было бы здорово отправить вместе на орбиту Обаму и Путина. В космосе тело чувствует себя по-другому, вместе с возможностью летать по станции вы освобождаетесь внутренне и по-другому видите планету, на которой мы живем. Думаю, политикам было бы полезно полетать вместе у иллюминатора и по-новому взглянуть на Землю».

Николь Смитт, американский астронавт. Участник экипажей МКС-20 и МКС-21